Форум Умных Людей

Здравствуйте, гостьВход | Регистрация )

 
Ответить ·  Новая тема
 ::  «Я бы хотела быть такой же сильной, как она»: чеченская девушка о своей судьбе и сериале «Топи»
 
Ваши новости
сообщение 8.4.2021, 17:59
Сообщение #1


Homo Immortalis
******

Группа: Members
Сообщений: 50179
Регистрация: 21.11.2008
Пользователь №: 51679
Спасибо сказали: 307




Репутация:   -352  


{code=21}

На днях в СМИ появилась информация об угрозах, которые получает в свой адрес писатель и сценарист сериала «Топи» Дмитрий Глуховский. Гнев комментаторов обрушился на автора мистического триллера из-за одного персонажа – Эли Мусаевой, которую сыграла актриса Софья Володчинская.

Мусаева – чеченка, она – как и другие поначалу незнакомые друг другу герои сериала – отправилась в неизвестный монастырь со своей личной трагедией. Ее насильно выдавали замуж, в то время как у нее был любимый человек. В сериале показана небольшая постельная сцена и эпизод, в котором девушка стреляет в своего «навязанного» жениха.

Особой глубины в сериале нет, персонажи алогичны, и зритель зачастую теряется в сумбурном повествовании. Нужны были пять персонажей – как будто разные, но объединенные потерей смысла жизни.

Эля Мусаева – отнюдь не главный герой в сериале, если ее убрать, смысл сериала не изменится. Проект, безусловно, интересен своей необычностью, но только до тех пор, пока не досмотришь до конца.

Для чего нужна Мусаева? Вероятно, просто «для команды». Есть, конечно, и более «бесполезные» герои, но возмущение общественности вызвала именно она.

От представителей мужского населения Чеченской Республики посыпались оскорбления и угрозы в адрес актрисы, исполнившей роль Эли, Софьи Володчинской. Неприятные комментарии заполонили ее соцсети.

«Их надо живыми закопать, чтобы не посмели себя так вести», – подобные вещи писали актрисе чеченцы.

Актрису и создателей сериала обвиняли в оскорблении чести чеченской нации и чеченской женщины, требовали извинений. Режиссер Владимир Мирзоев, снявший «Топи», пояснил «Открытым медиа», что Софья играет «девушку с дагестанским бэкграундом», а не чеченку.

– У фильма, извините, дагестанский продюсер. Что тут ещё можно обсуждать? Всегда найдутся люди, желающие что-то накрутить и исказить реальность,

– заявил тогда Мирзоев.

Позже в одном из чеченских телеграм-каналов выложили паспортные данные, адрес и телефон сценариста Дмитрия Глуховского. Публикация сопровождалась угрозами и призывами мстить писателю. Естественно, после такого журналистам дозвониться до Глуховского не получается.

С резкой критикой сериала выступила и чеченская сценаристка и продюсер Амина Оздамирова.

 

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

 

Публикация от Амина Оздамирова (@amina.ozdamirova.producer)

«Женщин высоко чтут – и за честь женщины готовы умереть», – говорит Оздамирова в опубликованном видео в ее аккаунте в Instagram. К этим словам мы еще вернемся.

– Очевидно, Глуховский ввел в историю провокационного персонажа для хайпа, ради привлечения внимания. Взять самый вызывающий из возможных образов, в котором только можно представить чеченку – дешёвый приём. Я осуждаю этот сериал, но не особо переживаю: безнравственный персонаж-чеченка приводит к выводам не о моральном облике чеченцев, а о моральном облике Глуховского,

– и говорит, и пишет, Оздамирова.

Мы пытались связаться и с Глуховским, и с Мирзоевым, и с Володчинской, и с продюсерами сериала, и с пресс-секретарем главы Чеченской Республики Ильманом Вахидовым, и главой чеченского филиала «Союза женщин России» Сацитой Уциевой, и с различными правозащитниками. Кто-то отказался от комментариев, до кого-то не было возможности дозвониться.

И тут вспомнился недавний спецрепортаж Карины Мухутдиновой «Кавказские пленницы». Шеф-редактор проекта «Редакция» на примере нескольких героинь рассказала о проблемах, с которыми сталкиваются девушки, живущие на Кавказе. Фильм Карины также подвергся критике.

Журналист «Новой газеты» Азрет Понежев даже написал целую колонку по этому поводу:

– Соединяясь вместе, мнение героев выпуска и самих авторов становится безапелляционным обвинением сотен тысяч людей, включая меня, в интеллектуальной отсталости и несвободе из-за своих убеждений.

Понежев – мусульманин из Кабардино-Балкарии и воспринял фильм «Редакции» как личное оскорбление.

Мухутдиновой пришлось ответить – объяснить, что она хотела сказать этим фильмом.

– Большинство наших героев действительно пережили насилие в разных его проявлениях, но крайне неверно полагать, что «с точки зрения "Редакции"», как пишет Азрет, «легитимизация насилия опирается на традицию и исламское сознание». Как раз наоборот: мы уверены, что любой здравомыслящий человек, вне зависимости от места жительства, против насилия. Более того, об этом же говорит и религия. Эта мысль в фильме, как мне кажется, очень точно подчеркивается одной из героинь, которая проговаривает, что «вера в Бога – это не про насилие», и эта вера остается главным в ее жизни,

– разъясняет Карина всё в той же «Новой газете».

Проблема домашнего насилия остро стоит по всему миру и в России, и в Чечне. Часто современные девушки страдают от оков традиций, которые в мусульманских странах стоят выше закона – об этом как раз шла речь в спецрепортаже Мухутдиновой.

Следует переделать слова Оздамировой – «за честь женщины готовы убить», а не умереть.

Правозащитники часто сталкиваются с подобными историями. Безопасность одной девушки – Селимы (ее история прогремела в 2019-м) даже взял на личный контроль глава Чечни Рамзан Кадыров.

Изучая эту непростую тему, в которой важно сохранить безопасность чеченских женщин, их права и свободы, и в то же время не оскорбить традиции чеченского народа, нам удалось пообщаться с девушкой Ясмин (имя изменено). Два года назад она сбежала из Грозного.

Удивительным образом история Ясмин в некотором роде переплетается с представленным Глуховским бэкграундом персонажа Софьи Володчинской. Но в отличие от стереотипной подачи в сериале у девушки действительно непростая судьба.

– Я выросла у бабушки, она русская, но у нас никогда не было принято каких-то вольностей. Я не носила короткие юбки, всегда вела себя прилично. Пока родители жили в Грозном – оттуда родом мой отец, я изучала чеченские традиции, мне было интересно, и я не понимала, почему бабушка плачет, когда говорит о том, что мне предстоит переехать в Чечню.

В 13 лет Ясмин увезли в Грозный и выдали замуж за 35-летнего чеченца.

– Я на тот момент не понимала, что такое супружеская жизнь. Тем более, что такое – быть чеченской женой. В школе мы дружили с одним мальчиком из параллельного класса, он русский и мы договорились переписываться, когда я уеду.

Бабушка и тот мальчик – самые теплые воспоминания в жизни Ясмин. Больше она их никогда не видела.

– Через два года после свадьбы я уже родила первого сына и была беременна вторым. Муж запрещал мне общаться с моими друзьями из России, а когда нашел письмо от того парня – серьезно меня избил. Была угроза выкидыша, но под одеждой синяков не видно, да и кто будет выносить сор из избы. После того случая я со своим другом больше не общалась. А через месяц умерла бабушка – и выкидыш все же случился. Так я стала ущербной, неспособной выносить наследников.

Защитить Ясмин было некому. Ее семья была бедной, а семья мужа – обеспеченной, никто не смел им перечить. У мужа появилась вторая жена, и Ясмин стала неугодной. Делала грязную работу, по настроению «хозяина» – именно так она мысленно называла мужа – получала различные наказания.

Спас, если можно так выразиться, девушку случай – мужа сбила машина.

– Это было избавление. В ту же ночь я написала своему другу, и он через своих знакомых помог мне бежать. Я так и не смогла полюбить сына и сама себя за это осуждаю, но я его бросила с семьей мужа. От меня отрекся отец, мои братья и братья моего мужа разыскивали моего друга, но, к счастью, пока все в порядке.

Все это время девушка скрывается и не общается ни с кем из прошлой жизни. Полгода назад от коронавируса умерла ее мать, Ясмин не смогла с ней попрощаться.

– Из той жизни у меня остался только мой школьный друг, но мы с ним не видимся. Я очень боюсь его подставить.

Несмотря на всё, Ясмин считает себя чеченской девушкой, она так и не обрела свободу – ведь жить под чужим именем нелегко. Но она старается соблюдать традиции.

– Свою религию и свой народ я не предавала. Если говорить объективно, то вот тот сериал «Топи» произвел на меня сильное впечатление. Сюжет я не очень поняла, а персонаж девушки-чеченки вызвал много эмоций. Да, конечно, это глупо – поведение, показанное в фильме, не может остаться безнаказанным. Так чеченки не поступают, иначе им просто не выжить будет. Но всё-таки я ей завидую. Потому что нужно быть очень смелым человеком, чтобы сражаться за свою любовь. У нас так не принято, ни о какой любви речи не идет, все браки – договорные. Ее избранник еще и русский. Она очень смелая.

Ясмин не считает, что Глуховский оскорбляет чеченский народ и чеченских женщин. Она объясняет такой собранный из клише образ обычными стереотипами.

– Разные национальности всегда показывают карикатурными, потому что другие народы не знают, какие где традиции. Они там не жили, не чувствовали, не соблюдали наши законы. Откуда им знать?

Фото: refugee.ru, kinopoisk.ru, kino-teatr.ru, youtube.com, novayagazeta.ru, nazaccent.ru













Источник: vnnews.ru


 

Быстрый ответ · · Ответить · Новая тема
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0


 :: Быстрый ответ
Полужирный
Курсив
Подчеркнутый
Вставить изображение
Смайлики
Цитата
Код
 Аватар:
 
 Отправлять уведомления об ответах на e-mail |  Включить смайлики |  Добавить подпись
   
 

RSS Текстовая версия Сейчас: 11.4.2021, 13:39
размещение рекламы; info@onfim.com; тел. +7 (8162) 90-00-35
Рейтинг@Mail.ru